Главная| Шрам - Форум| Мой профиль| Регистрация| Выход| Вход
смертьсмерть
[Новые сообщения· Участники· Правила форума· Поиск· RSS]
Страница 1 из 11
Модератор форума: ALESSA, Hellion666, Julii_Immortal_Darkness 
Форум » Литература » рассказы » Шрам (рассказ)
Шрам
Ангел Дата: Суббота, 28.11.2009, 12:12 | Сообщение # 1
Начинающий
Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Статус: Offline
Шрам.
- Твоя мать вся была изъедена шрамами. Ее кожа сплошная язва. Она – смех, - изувеченная, ходила по берегу голой. – Голос хриплый, обкуренный, а выражение лица безумное. Седые волосы разбросаны по цветной подушке. На сморщенном лице выступили капельки пота. Вся комната пропахла старостью и лекарствами.
- Ты – глаза налились кровью, в уголках скопилось что-то желтое, рисунок из желтых прожилок. Неприятно, - тоже такой же будешь. Запомни, детка даже если твои глаза не будут видеть этих шрамов, то остальные их видеть будут. Ни один парень не захочет прикоснуться к тебе – кашель.
Открылась дверь. В комнату вошел отец.
- Мама тебе нельзя долго разговаривать – пауза. Отец повернулся и обратился к дочери, - Солнышко, ложись-ка спать.
- Да папа.
За окном барабанил дождь. Маленькая девчушка ворочалась всю ночь. Бедняжке снились кошмары: «Ты… такой же будешь… Даже если твои глаза не будут видеть… Она вся была в шрамах… То остальные видеть будут… Не захочет прикоснуться к тебе…» Эхо хриплого голоса звучало в ушах, отвращение от запаха старости, капельки пота на старом лице, желтые глаза…
Отец услышал пронзительный крик.
- Что, детка, что? – Спрашивал он, суетясь у кровати дочери. Но девочка молчала. Она лишь только часто дышала и шаталась из стороны в сторону, - скажи хоть что-нибудь милая, не молчи. Прошу тебя, не молчи!
А за окнами по-прежнему барабанил дождь. В комнате было немного холодно, но душно или ей только казалось, что холодно. Воздуха ведь не хватало, а тело сотрясалось от дрожи.
- Шрамммм… Шрамммы… - наконец проговорила она - На моем теле много шрамов – завизжала девочка.
В комнату влетела, запыхаясь, мачеха девочки.
- Мама умерла – с дрожью в голосе сказала она.
Отец не знал, что ему делать успокаивать дочь или сожалеть о смерти родной матери. Он растерянно посмотрел на жену. Его нижняя губа затряслась, а лоб покрылся испариной. Мужчина потер лоб рукой.
- Что ж тогда нам надо…
- Смотри, папа я вся в шрамах… - не унималась дочь.
- О Боже детка – кинулась к ней мачеха, - о чем ты говоришь?
А девочка с широко раскрытыми глазами продолжала вторить только одну фразу:
- Смотри, папа я вся в шрамах…

Наверное, на улице была хорошая погода, потому что пели птицы. Одноклассники вальяжно расселись под пышной кроной крепкого дуба. Я как всегда прошла мимо. Они проводили меня взглядами и перешепнулись. Я услышала только обрывок из фразы, но и его мне хватило, чтобы понять все по-своему, как мне казалось правильно. По коже, как и обычно, прошел мороз, и вспотели руки. Но и радость присутствовала во мне тоже, ведь сейчас была перемена, небольшой отдых, перед последним уроком на сегодняшний день, а потом домой. В своей уютной комнатке я по обыкновению устроюсь на кровати и буду читать, слушая музыку в плеере. Я постараюсь не думать о своих проблемах, и заставлю себя забыть обо всем, что произошло сегодня в школе. А произошло мало приятного.
Прозвенел звонок, приглашая всех на урок. Я вошла в класс. Мой сосед по парте, Ваня уже сидел с учебником, внимательно изучая его содержимое. Я подошла к нему. Он пододвинулся, давая мне пройти к месту у окна. И вдруг из моих рук вылетела ручка, которую я теребила всю перемену. Ваня оглянулся и хотел помочь мне поднять ее, но я опередила его и взяла ручку с пола. Рукав моей кофточки оголил руку, я мимолетно бросила на нее взгляд и увидела шрам. Он нагло расположился на коже, Ваня резко отдернул свою руку. Его голубые глаза с каким-то страхом посмотрели на меня. Я выпрямилась и села за парту.
В течение часа, я смотрела на свою руку, в надежде или в страхе обнаружить там шрам, но кожа была чистой. В памяти всплывал момент, как Ваня отдергивал руку, будто я прокаженная. В плеере звучала грустная мелодия, а за окном бушевал ветер. Душу разрывала боль, которую я чувствовала постоянно. Я даже не могла плакать, какой в этом смысл?
- Камила – послышался папин голос из кухни.
- Да пап? Чего ты хотел? – Неохотно поинтересовалась я.
- Подойди на кухню, дочка – ответил добрый ласковый голос.
Тяжело вздохнув, я спрыгнула с кровати и отправилась к отцу. У нас была уютная небольшая двухкомнатная квартирка. Раньше мы жили в большом доме на окраине города. Но отец решил продать его после смерти бабушки. И это было правильным решением. Ведь мне казалось, будто ее душа бродила где-то рядом со мной. Я была уверена в том, что она хотела убить меня. Но если так рассуждать, то ей это практически удалось. Ведь теперь я была никем, просто ходячим параноиком, который боялся шрамов. Я осознавала, что проблема не с моим телом, а с моим мозгом, который может перевернуть все с ног на голову, но это понимание ничуть не упрощало мне жизни, не притупляло моего страха.
Я вошла на кухню. Папа стоял у плиты в разноцветном фартуке. Он пробовал красный соус на вкус. Я кашлянула, как бы сообщая о том, что нахожусь рядом. Отец обернулся ко мне и улыбнулся.
- Хорошо выглядишь милая – нежно сказал он. Саша так всегда говорил, будто сообщая мне о том, что на моем теле нет никаких шрамов. Но вот только он не понимал, что этими словами лишь больше усугублял мое положение, ведь он напоминал мне о моем недостатке. Я сморщилась про себя, а на деле улыбнулась.
- Спасибо пап – совершенно искренне сказала я, благодарная за его соучастие.
- Камила – он подошел ко мне и обнял за плечи, - мне нужно поговорить с тобой.
- Я вся во внимании – с готовностью ответила я. Хотя я знала, что он сейчас скажет.
- Присядь – Саша отодвинул стул от стола. Я села. Отец устроился напротив меня, - я нашел хорошего врача…
- Сколько он берет?
- Давай мы не будем обсуждать сейчас этот вопрос, договорились?
- Нет, не договорились.
- Не будь упрямицей Камила!
- Я не упрямлюсь, просто не хочу ложных надежд. Вот и все – я встала из-за стола и направилась к выходу.
- Как сегодня день в школе прошел? – Не унимался отец.
- Отлично – с притворной улыбкой сказала я.
- Что произошло?
- Да ничего не произошло! – Начала кипятиться я.
- Лучше расскажи мне. Легче станет.
- Ну, хорошо. Я видела шрам на своей руке. Он появился неожиданно. А Ваня, мой сосед по парте, он отдернул руку от моей, как раз в тот момент, когда я увидела на ней шрам, – мне было неприятно рассказывать отцу такие вещи. Ведь это было как признание моей слабости, моей неспособности справиться с этим самостоятельно. Он огорченно вздохнул, давая понять, что правильно сделал, найдя мне очередного врача, - прости пап, но больше я не хочу идти, ни к каким врачам! – Дрожащими губами сказала я. Слезы закрапали из моих глаз.
- Почему?
- Не желаю больше разочарований! Не хочу чувствовать себя вновь глупой!
- Хорошо, давай живи, как есть, не пытайся ничего сделать с этим. Не пытайся бороться! – Вспылил он, - броди, молча по Москве, как ты это любишь делать!
От этих слов мне стало больно. Вечерние прогулки по Москве придавали мне сил. А мой отец аргументировал их как еще одно проявление моей болезни.
- Почему бы тебе просто не понять меня?!
Он лишь вздохнул и опустил глаза.
- Ты не страдаешь подобным, ты не знаешь, что это такое, когда осознаешь, что никогда ни один парень не захочет прикоснуться к тебе.
- Но у тебя нет на теле никаких шрамов! – Заорал он.
- Ты лжешь! – Зарыдала я, - Они есть! Ты видишь их, но просто врешь мне!
- Ну, все хватит! У меня от тебя разболелась голова.
- Знаешь, как сильно я жажду любви – кричала я, - той, что описывают во всех книгах! А жизнь проходит мимо меня! Там за стеклом она бурлит, а я медленно умираю в этих четырех стенах!
- Успокойся! Ты винишь меня во всем что произошло?!
Я замолчала. Если бы он знал, что попал не в бровь, а в глаз. Да я винила его за все это. Но сказать ему не было сил. Я просто как всегда опустила глаза и помотала головой. После чего удалилась в свою спальню, аккуратно прикрыв за собой дверь. Я подошла к кровати, на которой лежал мой рюкзак, сунула в него бутылку с газированной водой и паспорт, взяла с собой немного денег и тихо выскользнула из квартиры.
Москва была вся освещена искусственными светилами. Я любовалась ее красотою, и у меня захватило дух. Ветер мягко касался моего лица, освежая его, заставляя мозги отрезветь от истерики. В плеере играла любимая музыка. Я погрузилась в себя, полностью утонула в своем страшном мирке. Глядя на людей как на жалких насекомых, которые пытались побороть непобедимую стихию под названием «судьба». Я улыбалась про себя, страдала про себя, умирала в своем воображении. И вдруг мою тьму осветило красивое лицо. Я уставилась на идущего мне навстречу красивого парня. Молодой человек был не один. Он шел в компании двух девушек и еще одного парня. Однако со всеми девушками он общался просто по-дружески. Красавец заметил мою заинтересованность им и мило улыбнулся мне. Когда они прошли мимо меня, я все еще была не в силах оторвать от него взгляда. Поэтому я остановилась и уставилась им вслед.
- По-моему, эта девчонка смотрит нам вслед – услышала я обрывок фразы.
- По-моему тоже – подтвердил тот, который понравился мне.
- Подойди к ней. Она вроде ничего – сказала красивая брюнетка.
- Думаю, у меня нет выбора – усмехнулся он и повернулся ко мне лицом. Его белый свитер сверкал под светилами ночи. Легкой походкой он подошел ко мне и сказал, - привет.
- Привет – улыбнулась я ему.
- Хочешь с нами прогуляться? – Предложил он.
- С ними нет, а с тобой да – искренне сказала я.
Он оглянулся на своих друзей, махнул им рукой. Компания пошла дальше.
- Что ж пошли, прогуляемся.
- Пошли. Можно, взять тебя за руку? – Спросила я.
- Можно – улыбнулся он, и сам взял меня за руку.
- Ну, как тебя зовут? – Спросил парень.
- Камила.
- Меня Вадим.
Я улыбнулась ему, и он тоже заулыбался.
- И чем же я так понравился тебе? Что ты так смотрела мне вслед?
- Ты светился.
- Я светился? – Вадим засмеялся.
- Да – просто ответила я.
Мы шли вдоль моста. А мимо нас проходили разные люди. Никто не обращал внимания на двоих, которые были окутаны странной дымкой зарождающейся привязанности. Вадим учился на третьем курсе МГУ. Он не был отличником, учился средненько, как он сказал. Ему нравились дорогие иномарки, и он мечтал что когда-нибудь, сам без помощи небедных родителей заработает себе на машину. Учился Вадим на журналиста. Он любил писать, и еще одной его мечтой было стать знаменитым писателем.
- Я вот тебе все о себе да, о себе рассказываю, теперь я хочу услышать твой рассказ о тебе – он посмотрел на меня своими серыми глазами.
Мне не хотелось говорить о себе. Я огляделась по сторонам и увидела свой дом.
- Мне пора идти, а то папа волноваться будет.
- Да? – Расстроился Вадим.
- Вон мой дом – я показала ему свой дом.
- Ну, тогда пошли я провожу тебя до подъезда.
- Пошли.
- И все-таки у нас есть немного времени, расскажи мне о себе.
Я печально посмотрела на него. Как сказать человеку, что я та, у кого нет будущего? Он заметил мою нерешительность.
- Ну, хорошо если ты не хочешь говорить мне о себе, тогда продолжим разговор обо мне.
Мы подошли к моему подъезду.
- Ну, пока – сказала я.
- Постой. Ты даже не оставишь мне свой телефон?
Я не ожидала такого поворота и поэтому, немного задумалась.
- Да конечно, если ты хочешь.
- Сейчас, подожди, я в свой телефон его забью.
Он достал из кармана дорогой сотовый телефон и под диктовку записал мой номер. Я вошла в подъезд. Поднявшись на третий этаж, я посмотрела в окно. Вадим все еще стоял у моего подъезда, засунув руки в карманы джинсов. Весенний вечер, такой золотой, янтарный, отблеск виски на его густых волосах оставлял. Я закрыла глаза, а потом поднялась еще на один этаж до своей квартиры и открыла дверь.
- Где ты была Камила? – Встретил недовольный папа.
- Да так бродила – с улыбкой на лице сказала я, - просто бродила. Потом прошла в комнату и снова посмотрела в окно. А там крапал дождь под медовым светом высоких фонарей и вдалеке еще виднелся силуэт его удаляющейся спины. Я улыбнулась про себя и закрыла глаза, представляя себе его красивое лицо.
- Ладно, пап я пошла, спать – спокойно сказала я.
- Спокойной ночи, милая.

Я проснулась от жуткой боли в животе. Было уже три часа ночи. Это был приступ. Они долго не беспокоили меня. Я почти забыла, что это такое испытывать страх, но этой ночью он застал меня врасплох. Все мое тело тряслось, и я вспотела. Снова неконтролируемый крик. Папа вбежал в комнату.
- Что стряслось?
- Он видел их! – Кричала я как ненормальная.
- Кто видел? Что видел?
- Шрамы, он видел их! – Вторила я с широко открытыми глазами.
Отец обнял меня за плечи и стал успокаивать, покачиваясь взад вперед.
- Все будет хорошо милая, все будет хорошо, доченька…
- Он видел их – не успокаивалась я, - понимаешь, он видел их.
Прошел год после нашего знакомства с Вадимом. Мы общались, почти не расставаясь. Он встречал меня даже из школы. А однажды какой-то парень оскорбил меня, так Вадим чуть не убил его за это. Но мы были лишь друзьями. Вадиму нравилось проводить со мной время, но он не предлагал мне быть его девушкой целых полгода. Однако несколько месяцев назад он все же сделал решительный шаг и предложил мне встречаться. Я была так счастлива! Мы хорошо проводили время, когда просто были друзьями, но когда мы стали парой, то время мы проводили просто отлично.
Неделю назад Вадим купил мотоцикл, и он предложил мне покататься. Я согласилась. Шум мотора до сих пор звучит в моих ушах. Я помню, как закрыла глаза, в момент, когда мне вдруг стало страшно от развитой скорости. Но крепкий торс Вадима, который я обхватила руками, придавал мне уверенности в том, что все будет хорошо. И вскоре я открыла глаза, подставляя свое лицо прохладному зимнему ветру. Аромат его кожи доносился до меня, и я просто забыла обо всем на свете, мне казалось, будто весь мир принадлежит мне сейчас, будто не было никогда бабушки, которая прокляла меня, будто я наконец проснулась от страшного сна. Москва летела мимо нас, смешиваясь палитрой ярких красок в одну линию, и были только мы…
В тот вечер Вадим показал мне свой гараж. Помещение просторное и прохладное. Помимо мотоциклов в нем находилась еще пара машин. Две яркие иномарки, как он объяснил одна мамина, а другая папина, расположились по центру гаража. Я покружила вокруг машин и подошла к своему Вадиму. Он нежно обнял меня и поцеловал. В тот вечер на заднем сиденье одной из машин я узнала, что такое быть любимой, что такое физическая близость. Как это, когда кожа горит от каждого прикосновения любимого человека, когда разум испытывает такое удовольствие от осознания, что ты и он, вы полностью принадлежите, друг другу… Часто бывает так, что после такого парень неожиданно охладевает к девушке, но Вадим только еще больше привязался ко мне. С того вечера он вообще не желал отпускать меня ни на секунду. Он часто повторял: « Моя девочка, только моя нежная и теплая». За такие слова можно продать всю вселенную…
И вот мой приступ, который испортил все, все, что было между нами. Мое проклятие вернулось ко мне и отняло у меня самое дорогое, его любовь…
После ночного приступа я не пошла в школу, так как очень плохо чувствовала себя, да и не выспалась совсем. Я не хотела звонить Вадиму и сообщать, что мне плохо. Но он сам все узнал, когда пришел встречать меня. Телефонный звонок раздался около двух часов дня.
- Алло, солнышко ты как? – Послышался его нежный голос в телефоне.
- Я просто заболела немного – оправдывалась я.
- Чего мне не позвонила? Я бы примчался к тебе, а не в школу.
- Прости, просто я даже не в состоянии была набрать номер – и это было правдой.
- Я сейчас приеду к тебе.
- Вадим… - но в телефоне уже послышались гудки. Сбросил.
Я подошла к зеркалу и по возможности привела себя в порядок. Волновалась страшно. Ведь сегодня был приступ. Боялась, что он может повториться при Вадиме, а Вадим, он не поймет! Он не поймет! Что если я потеряю его?! Нет, я не выдержу этого, я просто не вынесу такого! Мой Вадим. Мой нежный, любящий мальчик, который не знает обо мне ничего. Слезы так и текли из глаз. Господи, ты слышал его голос?! Ты слышал его?! Конечно ты слышал… И вот звонок в дверь, утерев слезы я отправилась открывать.
- Здравствуй солнышко – сказал он, а из-за спины вынул букет алых роз, - это тебе.
Я взяла букет и нежно улыбнулась ему, глядя в его серые глаза, и прикоснулась ласковым поцелуем к его мягким губам.
- Входи, не стой на пороге – Вадим вошел в коридор. Я приняла куртку из его рук и повесила ее на вешалку. Потом мы долго стояли, просто обнявшись, наслаждаясь, присутствием друг друга. Я провела его в комнату и усадила на диван, принесла горячего чаю и пирожных. А алые розы поставила в хрустальную вазу.
- Я так испугался за тебя. А ты даже не позвонила.
- Еще раз прости – грустно сказала я. Я смотрела на его лицо и понимала, что вижу его, наверное, в последний раз. Мой корабль счастья стремительно несся на айсберг. И в мыслях я видела, как он вдребезги разбивался о снежную льдину. Вот смотрю на руку и вижу шрамы, а теперь посмотрела на грудь, там были десятки шрамов. А ведь еще каких-то пару дней назад все было хорошо. И я знала, что было нужно бороться, но у меня больше не было сил. Теперь я глядела на него и мне казалось будто он не хотел смотреть на меня, ведь все мое тело неожиданно покрылось уродливыми шрамами. Вадим замолчал. Потом посмотрел на часы:
- О чем ты так задумалась? – Спросил он.
- Так ни о чем важном – я пододвинулась к нему и сказала, - сними с меня топик. Он недоуменно посмотрел на меня. С каким-то страхом в глазах.
- Хорошо – ответил Вадим и снял с меня топ.
Я встала с дивана и закрыла глаза. Я полностью поддалась своему страху и слезы потекли из моих глаз.
- Я не такая, какой ты знал меня всегда. Вадим, я не такая как все вы, я не такая…
Я вспоминала все моменты, когда из-за сильного страха на моем теле проявлялись шрамы и все видели их, я знаю, что их видели. Один врач сказал, из-за того что я так сильно этого боюсь, меняется биохимия мозга и слушая его неправильные импульсы тело способно выявлять мой страх наружу, а именно шрамы. Вадим с ужасом смотрел, на мое обнаженное тело, не моргая.
- Что это? – Спросил он.
- Мое проклятье – сказала я. Он встал с дивана и ушел, потрясенный увиденным…
Неделя полного больного одиночества. Абсолютный отказ от еды, ссоры с отцом. Я только и слышала от него одни упреки и обвинения в том, что не хочу бороться и жить дальше. Он винил меня, что одинок, что жена бросила его из-за моей слабости, потому что я не желала бороться. Бороться за свою жизнь. Но я бы сказала иначе, бороться за свое существование. Что такое жизнь без любви? Что такое жизнь, когда нет друзей, когда ты сам не в состоянии быть счастливым? Что такое жизнь, когда ты понимаешь, что не можешь жить, так как живут все нормальные люди? Что такое жизнь, когда твое счастье это лишь только пение птиц по осени? Что такое жизнь, когда ты способен лишь существовать? Папа говорил мне, что нужно читать, смотреть хорошие фильмы о любви, о беззаботных школьных буднях, но как больно мне, такой вот ненормальной смотреть на здоровых людей. Ведь там не моя жизнь, и никогда она моей не станет. Нет, ему не понять меня. Мне хотелось кричать: «Не доволен моей жизнью, не нравится, какой я стала? Тогда зачем, скажи, зачем, ты меня маленькую оставлял посидеть со своей безумной матерью, с которой я умерла в ту ночь…?»
Но мои вопросы так и остались без ответа. Он не желал понять меня, я больше не желала так жить. И вот однажды моя жизнь оборвалась.
Я шла по тонкому льду. Он трескался под моими ногами, ведь уже пришла весна. Я приехала в этот небольшой подмосковный городок на такси. Он подходил мне, потому что здесь было много озер. Я посмотрела на другой берег, там виднелся горизонт, и садилось красное солнце. Я закрыла глаза. И в моих воспоминаниях был он, Вадим, самое прекрасное, что было в моей жизни. Ту ночь в его гараже, его серые глаза, которые всегда сверкали подобно драгоценным камням, когда смотрели на меня, аромат его кожи, его улыбку и…
Поседевший от горя мужчина сидел на стуле в освещенной тусклым светом кухне. Он читал прощальное письмо своей дочери, написанное аккуратным каллиграфическим почерком. Мужчина читал вслух, его слушал молодой парень, который сжимал в руках маленькую фотографию, на которой были, он и она, ту, что он не сберег.
«Дорогой папа, я хочу покинуть этот мир, но в этом нет твоей вины. Все, что было в моей жизни, жизнью назвать нельзя. За восемнадцать лет я познала так много боли и так мало счастья, что больше не выдержала. Да, наверное, я была слабой и не хотела бороться, бороться за жизнь, которой не было… P.S. Я люблю тебя…»

 
Форум » Литература » рассказы » Шрам (рассказ)
Страница 1 из 11
Поиск:
Copyright MyCorp © 2008 - 2017
Designed & Created by ALESSA