Главная| Хоррор-литература - Форум| Мой профиль| Регистрация| Выход| Вход
смертьсмерть
[Новые сообщения· Участники· Правила форума· Поиск· RSS]
Страница 1 из 11
Модератор форума: ALESSA 
Форум » Литература » Хоррор-литература » Хоррор-литература
Хоррор-литература
Frost_Vampire Дата: Воскресенье, 05.10.2008, 05:23 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 726
Статус: Offline
"Темная муза"
(A Dark Muse)
Гэри Лэчмен
Темная муза” посвящена влиянию оккультной мысли и восприятия на величайших поэтов и писателей последних двух столетий. Книга рассказывает о периоде Просветительской одержимости оккультной политикой, Романтическом взрыве, парадоксальном декадентском и футуристическом оккультизме конца века, а также глубоких оккультных корнях модернистского движения.

В книге много новых фактов из жизни великих мыслителей. Среди имен такие представители эпохи Просвящения, как Сведенборг, Месмер, Калиостро, Сен-Жермен, Жак Казотт, Ян Потоцкий, Уильям Блейк; представители периода Романтизма - Гете, Новалис, Э.Т.А. Гофман, Эдгар По, Бальзак, Де Нерваль, Элифас Леви, Шарль Бодлер. Сатанический оккультизм -это тот же Бодлер, Артюр Рембо, Гюисманс, Валерий Брюсов, Алистер Кроули. Оккультизм конца века представлен: Блаватская, Герберт Уэлс, Э. Блеквуд, Лорд Дансени, П.Д. Успенский, Артур Мейчен, Ги Де Мопассан, Густав Майринк, Андрей Белый и др. имена.
*
Короли Страха: Вильгельм Гауф (Wilhelm Hauff)
Страна: Германия
Родился: 1802-11-29
Умер: 1827-11-18
Вильгельм Гауф родился в Штутгардте, в семье Августа Фридриха Гауфа, секретаря министерства иностранных дел, и Ядвиги Вильгельмины Эльсессер Гауф. Был он вторым из четверых их детей.

Когда Вильгельму было семь, его отец скоропостижно скончался, и мать, забрав детей, переселилась в Тюбинген, в поместье своего отца. Самым первым образованием, которое получил мальчик, было чтение книг из огромной дедушкиной библиотеки. В 1818 году его отправили учиться в монастырскую школу, а в 1820 он поступил в Университет Тюбингена. Через четыре года он закончил университет со степенью доктора философии и теологии.

Закончив университет, Гауф устроился репетитором в семью министра обороны генерала барона Эрнста Югена фон Хёгель и стал наставником его детей. Вместе с этим семейством он совершил путешествие во Францию, с огромным интересом знакомился с северной и центральной частями Германии. За свою короткую жизнь он побывал в Париже, Брюсселе, Антверпене, noceтил Кассель, родину братьев Гримм, Бремен, топографически точное описание которого мы находим в одной из его последних новелл «Фантасмагории в Бременском винном погребке», побывал в Берлине, Лейпциге, Дрездене.

Именно для детей барона фон Хёгель были написаны его Marchen — волшебные сказки, которые впервые были опубликованы в «Альманахе сказок января 1826 года для сыновей и дочерей знатных сословий». Включал он такие произведения, как «Маленький Мук», «Калиф Аист» и другие, сразу приобревшие невиданную популярность во всех странах, где говорили и читали по-немецки. В нашей стране Гауф стал известен в первую очередь своими рассказами, переведенными и переработанными В.Г.Белинским, такими, как «Отелло», «Нищенка с Pon de Arts». В том же 1826 году им были написаны первая часть романа «Странички мемуаров сатаны» (Mitteilungen aus den Memoiren des Satan ) и «Человек с луны» (Der Mann im Mond ). Первый роман был написан в духе гофмановской так называемой фрагментарной прозы, которую Гауф отлично освоил и в дальнейшем развил. Многие критики отмечают, что хоть ученик (Гауф) и уступал своему «литературному учителю» (Гофману) в богатстве языка, но зато сильно обогнал его в разнообразии сюжетов и непревзойденной мистичности произведений. Ну а роман «Человек с Луны» был написан, как пародия на синтементальные новеллы известного в то время немецкого автора Генриха Клорена (Heinrich Clauren). В отместку Клорен предпринял своеобразную атаку на все творчество Гауфа. Гауф в ответ написал саркастическую новеллу «Спорная проповедь Х.Клорена о «Человеке с Луны», в которой изложил свои взгляды на слащавую и нездоровую литературу, которой Клорен буквально наводнил страну.

Вдохновленный романами Вальтера Скотта, Гауф пишет исторический роман «Лихтенштейн», ставший одним из лучших романов этого жанра в XIX веке. Этот роман приобретает огромную популярность в Германии, и особенно на Землях Швабии, поскольку рассказывает об одном из самых интересных моментов истории этого края. Во время своих путешествий Гауф также дописывает «Мемуары сатаны» и публикует несколько коротких новелл, а также стихотворений, которые очень быстро становятся народными песнями.

В январе 1827 года Гауф занимает должность редактора Штудтгардской утренней газеты и женится на своей кузине Луизе Гауф, в которую был влюблен с детства. Однако счастье их было недолгим — 18 ноября 1827 года он умирает от лихорадки.

Литературное наследие Гауфа заключается в трех альманахах сказок, один из которых был выпущен его женой после его смерти, нескольких романах и поэмах. Эти произведения навсегда вписали имя Вильгельма Гауфа в историю мировой литературы. Его мистические, иногда страшные, иногда грустные сказки проникнуты духом Востока, но в то же время, лишены обычной восточной мишуры. Он один из тех немногих авторов, кто умели сделать из заурядных легенд о привидениях и бедняках, наказывающих злых богачей, волшебные, яркие, запонимающиеся шедевры, которые интересно читать и по сей день как детям, так и взрослым.

Сказки. Циклы произведений:
Караван / Die Karawane
+ Караван / Die Karawane (1825) [предисловие к циклу]
¦ История о Калифе-Аисте / Die Geschichte vom Kalif Storch [= Калиф-Аист] (1825)
¦ История о корабле-призраке / Die Geschichte von dem Gespensterschiff [= Сказка о корабле привидений] (1825)
¦ История об отрубленной руке / Die Geschichte von der abgehauenen Hand [= Отрубленная рука] (1825)
¦ Спасение Фатимы / Die Errettung Fatmes (1825)
¦ История о маленьком Муке / Die Geschichte vom kleinen Muck [= Маленький Мук, Приключения маленького Мука] (1825)
¦ История о мнимом принце / Das Marchen vom falschen Prinzen [= Принц-самозванец] (1825)

Александрийский шейх Али-Бану и его невольники / Der Scheik von Alessandria und seine Sklaven
+ Александрийский шейх Али-Бану и его невольники / Der Scheik von Alessandria und seine Sklaven (1826) [предисловие к циклу]
¦ Обезьяна в роли человека / Der Affe als Mensch [= Молодой англичанин] (1826)
¦ Карлик-Нос / Der Zwerg Nase (1826)
¦ История Альмансора / Die Geschichte Almansors (1826)

Трактир в Шпессарте / Das Wirtshaus im Spessart [= Харчевня в Шпессарте]
+ Трактир в Шпессарте / Das Wirtshaus im Spessart (1827) [предисловие к циклу]
¦ Холодное сердце / Das kalte Herz (1827)
¦ Рассказ о гульдене с оленем / Die Sage vom Hirschgulden [= История гульдена с оленем, Сказание о Гульдене с оленем] (1827)
¦ Пещера Стинфолла. Шотландское сказание / Die Hohle von Steenfoll — Eine schottlandische Sage [= Стинфоллская пещера, Стинфольская пещера] (1827)
¦ Приключения Саида / Die Abenteuer Said (1827)

Романы
1825 Человек с Луны или Движения сердца есть голос судьбы / Der Mensch vom Mond, oder der Zug des Herzens 1st des Schicksals Stimme [= Человек с луны]
1825 Розовый сад короля Лоренса / In Konig Laurins Rosengarten
1826 Лихтенштайн / Lichtenstein: Romantische Sage aus der wuerttembergischen Geschichte [= Лихтенштейн:романтическое сказание из истории Вюттемберга]
1826 Странички мемуаров сатаны / Mitteilungen aus den Memoiren des Satan [= Мемуары сатаны, Фрагменты мемуаров Вельзевула]
*

Короли страха: Мэри Шелли (Mary Shelley)

Мэри Уолстонкрафт Шелли (англ. Mary Wollstonecraft Shelley, урождённая Godwin, Годвин) (30 сентября 1797, Лондон ? 1 февраля 1851) - английская писательница. Писательница, которая, возможно, одинаково известна и как жена поэта-романтика Перси Шелли и как автор книги «Франкенштейн, или Современный Прометей».

Биография
Мери Шелли родилась в Лондоне, Англия, в семье известной феминистки, преподавательницы и писательницы Мэри Уолстонкрафт и не менее известного либерального философа, журналиста-анархиста и атеиста Уильяма Годвина. Её мать умерла при родах и отец, вынужденный опекать Мэри и ее единокровную сестру Фанни Имлай, вскоре женился снова. Под его руководством Мэри получила великолепное образование, что было редкостью для девушек того времени.

Она встретила Перси Шелли, такого же вольнодумца и радикала как и ее отец, когда Перси и его первая жена Гарриет посетили дом и книжный магазин Годвинов в Лондоне. Перси был несчастлив в браке и стал посещать Годвина более часто (и один). Летом 1814 года он и Мэри, которой тогда было только 16, влюбились друг в друга. Они сбежали во Францию вместе со сводной сестрой Мэри — Клэр Клэрмонт. Это был второй побег поэта, так как он уже сбегал вместе с Гарриет тремя годами раньше. Возвратившись несколько недель спустя, молодая пара была поражена, обнаружив, что Годвин отказался их видеть.

Утешением для Мэри стали её работы и Перси, который всегда был, несмотря на разочарование и трагедию, любовью всей ее жизни. Перси также был более чем удовлетворен своей спутницей в первые годы. Он радовался тому что Мэри могла «чувствовать поэзию и понимать философию» — хотя она, также как и до нее Гарриет, отказалась от его предложения разделить ее с его другом Томасом Хоггом. Таким образом Мэри поняла, что верность Перси идеалам свободной любви всегда будет конфликтовать с его внутренним стремлением к «настоящей любви», о которой он писал во многих своих стихах. Умерла Мэри Шелли от злокачественной опухоли мозга 1 февраля 1851 года.

Женевское озеро и Франкенштейн
В мае 1816 года, Мэри Годвин, Перси Шелли, их сын едут в Женеву с Клэр Клэрмонт. Они собираются провести лето с поэтом лордом Байроном, результатом отношений с которым стала беременность Клэр. Они прибыли на место 14 мая 1816 г., а Байрон присоединился к ним только 25 мая вместе с ученым-физиком Джоном Вильямсом Полидори. В это время Мэри Годвин просит обращаться к ней как к миссис Шелли. В деревне с названием Колоньи, рядом с Женевским озером, Байрон снимал виллу, а Перси Шелли - более скромный дом, зато прямо на берегу. Они проводили время за сочинением, катанием на лодке, и ночными беседами.

“Лето было сырым и холодным,- вспоминала впоследствии Мэри -…беспрестанный дождь целыми днями не выпускал нас из дому”. Помимо многочисленных тем для разговоров, речь зашла об экспериментах философа и поэта Эразма Дарвина, жившего в 18 веке. Считалось, что он занимался вопросами гальванизации и осуществимости возвращения мертвого тела или разрозненных останков обратно к жизни. Даже ходили слухи, что он всё-таки смог оживить мёртвую материю. Сидя у камина на вилле Байрона, компания развлекалась также чтением немецких рассказов о приведениях. Это натолкнуло Байрона на предложение о том, чтобы каждый из них написал собственный “сверхъестественный” рассказ. Вскоре после этого, во сне Мэри Годвин привиделась идея о написании Франкенштейна:

“Мне привиделся бледный ученый, последователь оккультных наук, склонившийся над существом, которое он собирал воедино. Я увидела омерзительного фантома в человеческом обличии, а потом, после включения некоего мощного двигателя, в нем проявились признаки жизни, его движения были скованы и лишены силы. Это было ужасающее зрелище; и в высшей степени ужасающими будут последствия любых попыток человека обмануть совершенный механизм Творца”.

Мэри начала работу над произведением, которое изначально должно было быть в жанре новеллы. Однако, под влиянием энтузиазма Перси Шелли, новелла выросла до размеров романа, ставшего у нее первым, полное название которого - Франкенштейн: или современный Прометей - опубликованный в 1818. Позже она описывала то лето в Швейцарии как период, “когда я впервые перешагнула из детства в жизнь”.
*

Граф Дракула (Вампир)”/Draсula Брэма Стокера
Предметом данной рецензии стала книга, давным-давно уже признанная самой что ни на есть мировой классикой, автору и герою которой посвященны тонны научных (и не очень) работ, статей, исследований. Книга, которая экранизируется чаще, чем какое-либо еще произведение в жанре ужасов и мистики, причем многие экранизации признаны классикой кинематографа. Книга, центральным персонажем которой является реальный исторический персонаж, ставший настоящей Легендой с большой буквы - валашский тиран и одновременно герой румынского народа воевода Влад по прозвищу Цепеш (что значит “Сажатель-на-кол“) и Дракула (”Сын Дракона” или же “Сын Дьявола“). Книга, которая ни много ни мало - породила целый жанр и подарила литературе ужасов одного из постоянных ее персонажей - упыря, вампира, вурдалака. Книга, вариации на тему которой писали и пишут почти все более-менее значимые авторы хоррора: Стивен Кинг, Роберт Маккамон, Дэн Симмонс, Том Холланд… Итак, запаситесь чесноком и распятием, сегодня мы вам поведаем о Великом и Ужасном “Дракуле” ирландского писателя Брэма Стокера.

СТОКЕР
Англичанин ирландского происхождения Абрахам (Брэм) Стокер родился 8 ноября 1847г. в Дублине, в семье госслужащего. В детстве Брэм серьезно болел и даже не мог нормально ходить, однако по мере взросления исцелился от своего тяжкого недуга и уже в колледже отличался завидным здоровьем и делал большие успехи как спорстмен в легкой атлетике и футболе. Некоторые усматривают в том, что герой его романа вампир граф Дракула проводит дни во сне в гробу литературное отражение воспоминаний Стокера о его детских годах. По настоянию отца Стокер, окончив учебу, некоторое время работал в госконторе, однако его страстью всегда было искусство, в частности театр и литература. Брэм публиковал в дублинских газетах короткие рассказы и рецензии на театральные постановки, а спустя несколько лет принял предложение своего кумира - известнейшего в то время актера Генри Ирвинга - и стал директором-распорядителем в театре Ирвинга “Лицеум“, где и проработал практически всю свою жизнь. Или можно сказать иначе - всю жизнь своего идола, Стокер покинул театр после смерти Ирвинга. Об их взаимоотношениях известно не так много, но очевидно, что отчасти они носили “вампирический” характер - Стокер всегда находился в тени знаменитого, “звездного” артиста и был вроде бы этой своей ролью поклонника Гения Театральных подмосток вполне удовлетворен. Известно также, что Брэм был женат на одной из красивейших женщин своего времени, но в браке был не слишком счастлив.

Как писатель, Стокер был весьма плодовит, хотя в историю вошло не так много его произведений. Помимо “Дракулы” это прежде всего повести “Сокровище семи звезд” и “Логово белого червя“, которые были экранизированы, а также рассказы “Гость Дракулы” (своеобразный “приквел”-пролог романа), “Дом Судьи” и другие.

Собственно литературные таланты Стокера всегда ставились критиками и литературоведами под сомнение. Но при этом величие и культурный феномен его главного произведения признается всеми. И это при том, что в свое время “Дракула” был воспринят в викторианской Англии как обыкновенное буьварное чтиво. Вместе с тем после первого же издания книги в 1876 году роман приобрел огромную популярность. Еще при жизни втора его произведение было переведено на многие иностранные языки, в том числе и на русский. В театрах с неизменным и продолжительным успехом ставились спектакли по мотивам “Дракулы”, а с наступлением эры кино началась бесконечная череда экранизаций и фильмов, прямыми экранизациями не являющимися, но явно имеющих непосредственное отношение к произведению Стокера (еще в начале прошлого века, кстати, наследники писателя судились с кое-какими кинематографистами по этому поводу).

Одним из увлечений Брэма, помимо прочего, были спиритизм и полутайные мистические общества, к одному из которых он принадлежал (наряду с другими известными членами этого Ордена - Алистером Кроули и вроде бы даже Артуром Конан-Дойлом). Позднее некоторые исследователи не без оснований предположили, что в его романе это нашло самое непосредственное отношение.

Однако прежде чем рассматривать собственно “Дракулу”, нам необходимо углубиться в историю.

ПРЕДШЕСТВЕННИКИ ВАМПИРА
Роман Стокера на самом деле не был первым в истории литературы произведением о вампире. Не был он и вторым. И даже третьим. До “Дракулы” в Британии была издана и пользовалась успехом у читающей публики повесть доктора Джона Уильяма Полидори “Вампир“. Одно время Полидори служил у лорда Байрона лечащим врачом. Байрон в компании Полидори, поэта Перси Биши Шелли, его жены Мэри и их родственницы, любовницы лорда, отдыхали в замке на берегу Женевского озера, где развлекались в том числе любительскими спиритическими сеансами и чтением страшных историй. Согласно литературной легенде, однажды они всей компанией решили устроить своеобразную “Рваную грелку” - соревнование, по условиям которого каждый из участников веселой компании должен был написать пугающую историю. Перу Байрона принадлежит неоконченное “Погребение“, Мэри Шелли сочинила своего “франкенштейна“, а Полидори - “Вампира”. Причем авторство “Вампира” до сих пор подвергается сомнению - некоторые склонны обвинять доктора в плагиате по отношению к паценту.

Помимо повести Полидори, в народе весьма большим успехом пользовалась в то время серия книжек-брошюр “Вампир Уорни“. Копеечный ширпотребный сериал, авторами которого считаются два литературных “негра” Т. Прест и С. Райнер. Опять-таки, еще до Стокера его соотечественник, ирландец Шеридан Ле Фаню написал свой известный роман о женщине-вампире “Кармилла“.

Таким образом, никак нельзя сказать, что Брэм выступил каким-то первооткрывателем или литературным новатором. Собственно, для своего романа он избрал считавшуюся к тому времени уже устаревшей эпистолярную форму (роман состоит из писем и дневников персонажей). Так что причины громадного успеха “Дракулы” кроются, конечно же, не в области литераутных открытий или каких-то новаций.

Согласно другой литературной легенде, однажды Стокеру приснился кошмар, в котром он встретился с высоким красноглазым мужчиной, что якобы и побудило его взяться за перо. Однако со всей уверенностью можно сказать, что “Дракула” не стал бы тем, чем есть, если бы не две другие, реальные встречи. Во-первых, однажды Стокеру довелось разговаривать на интересующие его темы с известным румынским ученым Арминим Вамбери. Насколько автор “Дракулы” оценил вклад Вамбери в свое произведение становится понятно хотя бы из того, что Арминий с неизменным уважением напрямую упоминается в тексте самого романа. Конкретно, к его знаниям аппелирует прообраз самого Стокера - ученый Абрахам (т.е. “Брэм”) Ван Хелсинг. Вторая “встреча” можно сказать состоялась благодаря как раз таки знакомству с Вамбери. Именно будапештский профессор посвятил писателя в историю жизни и смерти человека, послужившего прототипом Вампира - реальным историческим персонажем Владом 3-им Басарабом, более известным как…

ЦЕПЕШ

Влад Басараб более известен под прозвищами Цепеш, что значит “Сажатель-на-кол” или Дракула, что значит “Сын Дракона“, а в иных толкованиях “Сын Дьявола“. Противоречивый государственный деятель, валашский (Валахия - область современной Румынии) воевода Дракула провел жизнь в войнах с турками, за что у себя на родине почитался национальным героем. На самом деле, будучи представителем своего времени, эпохи садистов и маньяков во власти, эпохи Жиля де Ре, графини Медичи и других, Дракула отличался даже на их фоне невероятной жестокостью и кощунственным цинизмом. Его деяния вошли в легенды. Дракула получил прозвище Цепеш из-за своего излюбленного метода казни - через сажание на кол. Известно, что он порой обедал во дворе своего замка в окружении такого милого частокола. По некоторым данным, за время властвования Дракулы погибла в мучениях на колу чуть ли не треть всего населения его страны. Кроме того, Дракула практиковал сожжение заживо, вспарывание животов, сдирание кожи, дыбу и другие методы умервщления людей.

Исторические свидетельства описывают Влада Басараба как хитроумного жестокого монстра и вместе с тем - как бесстрашного и безжалостного воина. Находясь в заточении, Цепеш развлекал себя тем, что ловил мышей и крыс и устраивал им маленькие казни, а также пожирал мух, что потом уже у Стокера делает один из второстепенных персонажей сумасшедший Ренфилд. Погиб Цепеш в бою, причем якобы по ошибке был убит своими же воинами, которые вроде бы приняли его за врага. Факт достаточно сомнительный (в том смысле, что убит был по ошибке, особенно если учесть, что позже его голову доставили турецкому султану как трофей), но такова официальная версия гибели этого тирана.

Так вот, узнав от Вамбери и из историческрй литературы многое о Дракуле и Валахии (а также, в частности, о находящейся по соседству Трансильвании), Стокер очевидно понял, кто именно явился ему во сне. Так родился литературный “Дракула”, чтобы жить, как и полагается вампиру, вечно.

РОМАН
Большинство читателей, несомненно, знакомы с сюжетом “Дракулы” если не по книге, то хотя б по оскароносному фильму Фрэнсиса Форда Копполы, поэтому подробно останавливаться на перипетиях романа мы не будем. Кто слабо представляет себе суть дела - посмотрите приведенные ниже ссылки на текст романа, аудиоотрывок или класическую черно-белую экранизацияю немца Мурнау под названием “Носферату“. Мы же вкратце остановимся на некоторых интерпретациях этого произведения литературоведами и писателями.

Больше века “Дракулу” изучают во всем мире с самых разных точек зрения, пытаясь определить феномен его успеха. Очевидно, сыграло свою значимую роль то, что Стокер выбрал прототипом персонажа реальную историческую фигуру, которая представляет огромный интерес сама по себе. Несомненно, что удачно был подобран “источник зла” - маленькая горная страна Трансильвания. Исторический Дракула там бывал нечасто, но сама по себе эта “страна за горами” всегда представлялась европейцам мрачным и сказочным местом. Согласно легенде, именно в Трансильванию увел детей из Гаммельна ужасный Крысолов. Местные жители даже, говорят, называли себя потомками этих детей. Важно и то, что, согласно представлениям того самого мистического ордена, к которому принадлежал Стокер, в Трансильвании находилась школа магии Шамбала, верховодил в которой сам Люцифер. В романе об этом упоминается мельком, но это важная деталь - Влад Дракула, согласно Стокеру, учился в этой школе, то есть был учеником самого Сатаны.

Вспоминая фильм Копполы, мы должны учесть и то, что в одном из его эпизодов профессор Ван Хелсинг, специалист по вампирам в исполнении сэра Энтони Хопкинса, фактически деонстрирует определенные магические знания. Как и в романе. И, как и в романе, сам Дракула также выступает не просто кровососом, а еще и магом, способным к перевоплощению, управлению стихией (может вызвать шторм, например), он знает язык диких зверей и по мертвым огонькам способен обнаружить клады. Таким образом мы приходим к одной из трактовок ”Дракула” - как романа о противостоянии двух могущественных магов, белого и черного.

Однако эта интерпретация - не из числа популярных. Оно и понятно, ведь ею трудно объяснить широкий и долговременный успех произведения по всему миру.

Гораздо большее внимание уделяется символическим мотивам, прослеживающимся в “Дракуле”. В помянутом выше фильме Мурнау делается почти прямое указание на то, что вампиризм - это символ чумы, заразы. Гроб Дракулы при перевозке в Англию сопровождают переносчики чумы - крысы, а в начальных титрах “цитируются” строки романа, где говорится о том, что Носферату принес чуму в Бремен. Действительно, если и искать что-то новое в произведении Стокера на тему “вампиры”, так это то, что именно у него вампиризм впервые предстал как болезнь, смертельная зараза. Нам подробно описывают “заболевание” Люси Вестерн и Мины Гаркер, боле того - девушек в романе на самом деле лечат! Именно этот мотив позднее будет прерабатываться Кингом и МакКаммоном.

Стивен Кинг в своей книге “Пляска смерти” довольно много страниц уделяет анализу “Дракулы”, правда, несколько с иной точки зрения. Третья интерпретация и кинговское объяснение невероятной популярности романа о вампире проста, как все гениальное - секс.

“Оральное изнасилование” - так Кинг называет акт высасывания вампиром крови и замечает, что для своего времени, для чопорной викторианской Англии вампиры и вампирши Стокера были невероятно эротичны, пошлы и привлекательны. И во время полового акта, и во время акта вампирического, ехидно зачает Кинг, люди обмениваются жизненно важными жидкостями. В одном случае мужчина делится с любимой женщиной семенем, в другом - высасывает ее кровь. Характерно, что Дракула в романе Стокера выбирает в качестве жертв девушек, а вот “обращенные” им вампирши ищут жертв среди мальчиков и мужчин. Этот мотив сексуальной привлекательности и сексуальной извращенности вампиров спустя годы трансформировался в произведениях Энн Райс и других представителей “женской вампириады”. Можно и объединить два этих мотива - сексуальной опасности и вампирической чумы - и мы получим, возможно, ответ на вопрос почему “Дракула” оставался столь популярен у читателей и кинематографистов в двадцатом веке. Если вампиры и вампиризм символизируют собой болезни, передающиеся половым путем, то во время Стокера это могло быь символом сифилиса, а уже в 20 веке - СПИДа.

Ну и наконец, весьма серьезно следует отнестись к трактовке жизни-смерти по Стокеру, иначе говоря - к религиозным мотивам. Дракула в романе выступает учеником Сатаны, богоборцем и богоненавистником. Он пародирует церковный ритуал причастия, “обращая в свою веру” Мину Гаркер. Он дарует своим жертвам “жизнь вечную”. Но жизнь эта - жизнь вечно жаждущего человеческой крови неупокоенного мертвеца. Стокер противопоставляет такое вампирское существование нормальному, людскому переходу в мир иной.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
Более века «Дракулой» зачитываются во всем мире, роман послужил основой для многочисленных экранизаций (в том числе таких классиков кинематографа, как Фридрих Мурнау, Вернер Херцог, Роман Полански, Фрэнсис Форд Копполла) и литературных реминисценций («на вскидку» мы назовем «Вампирские хроники» Энн Райс, «Судьба Салема» Стивена Кинга, «Они жаждут» Роберта Маккамона и «Я- легенда» Ричарда Матесона.

Можно по разному оценивать художественные достоинства и недостатки этой книги, с разных точек зрения рассматривать замысел романа и реализцаию этого замысла Стокером, но одно можно сказать совершенно точно: будучи Феноменом Мировой Культуры, этот роман обязателен к прочтению для всех ценителей литературы ужасов и мистики, а по большому счету - для всех любителей литературы вообще.

«Дракула» - русский след
Странным образом роман «Дракула» оказывается связан с Россией гораздо глубже, нежели как просто со страной, расположенной в Восточной Европе, в относительной близости от Карпат и полумифической Трансильвании. Вот лишь несколько замечательных фактов, относящихся к этой области:

1. Об историческом Дракуле – Владе Басарабе – рассказывает древнерусская летопись «Сказание о Дракуле-воеводе» (XV век), автором которого предположительно является русский дипломат Федор Курицын.

2. В тексте «Дракулы» фигурируют русские имена и фамилии. Согласно Стокеру, повелитель вампиров следует из Варны в Уайтби (Англия) на русской шхуне «Дмитрий», прячась в деревянном ящике с землей. Попутно Дракула практически уничтожает экипаж корабля, основу которого составляли русские моряки.

3. Первым языком, на который был переведен роман Стокера, стал русский. Более того, в 1912 году в Москве была издана своеобразная «часть вторая» стокеровского сочинения – как сейчас сказали бы, «приквел», в котором рассказывалась предыстория событий, развивающихся в «Дракуле». Произведение это называлось «Вампиры. Фантастический роман барона Олшеври из семейной хроники графов Дракула-Карди». Русское «происхождение» этого произведения (которое у нас, кстати, переиздавалось и в советское время) без труда открывается, если мы прочитаем наименование автора – «барон Олшеври» с соответствующим тому времени сокращением титула – получится «б. Олшеври», или – богатый русский юмор! – «больше ври».

4. Поклонником «Дракулы» был не кто иной, как великий русский поэт Александр Блок. Об этом свидетельствуют его крайне положительные отзывы на роман в письмах близкому другу Е. П. Иванову. Отметим также и то, что у Алексея Толстого есть несколько рассказов, в которых поднимается «вампирская» тематика – «Семья вурдалака», «Упырь». Оба они были экранизированы. По «Семье» был снят двухсерийный телефильм, а «Упырь» в 1991 году вышел на широкие экраны под названием “Пьющие кровь“. Участие в последней ленте принимали Марина Влади и Донатас Банионис.

5. В последние годы писатели пореформенной России также отдавали должное «вампирическому»: были изданы романы «Кремлевские вампиры» и «Русский Дракула». Автором последнего является В. Атеев. Также отметим “продолжение” романа “Вампиры” Олшеври-младшего (под этим псевдонимом скрывались две дамы, одна из которых - Елена Прокофьева - являетися автором ЛОТ).
*

“ВИЙ” Н.В. Гоголя: римейк советского ужастика

Тип фильма: художественный фильм
Жанр: приключения/ мистика / ужасы
Производство: совместное производство кинокомпании RFG телеканала «Iнтер» (Украина), киностудии «21е Творческое Объединение» при участии чешской кинокомпании ANKOR-film
Стадия производства: in production
Премьера: 12 марта 2009 года

Продюсеры: Сергей Созановский, Леонид Огородников, Алексей А. Петрухин
Исполнительные продюсеры: Олег Степченко, Алексей Рязанцев, Марина Панова
Режиссер - постановщик: Олег Степченко
Автор сценария: Олег Степченко, Александр Карпов (по мотивам рукописи Н.В. Гоголя «Вий»)
Оператор - постановщик: Владимир Смутны /Vladimir Smutny
Композитор: Антон Гарсия
В главных ролях: информация пока не разглашается
В роли Панночки: Ольга Зайцева
В ролях: Лев Дуров, Алексей Чадов, Андрей Смоляков, Николай Чиндяйкин, Нина Русланова, Анна Горшкова, Анна Чурина, Юрий Цурило, Иван Моховиков, Анатолий Гущин, Александр Карпов, Александр Яковлев, Алексей А. Петрухин, Алексей Огурцов, Игорь Жижикин, Олег Тактаров, Ёла Санько и др.

Синопсис:
«Вий – чудовище, живущее в топях болот. Обладает магическим взглядом, проникающим в человеческую душу и открывающим ее для всякой нечисти. От взгляда Вия нет спасения». («Славянская мифология»)

Сюжет: Начало 18-го века. Картограф Джонатан Грин совершает научное путешествие из Европы на Восток. Проследовав через Трансильванию и преодолев Карпатские горы, он попадает в затерянную среди непроходимых лесов деревушку. Только воля случая и густой туман могли занести его в это проклятое место. Народ, живущий здесь, не похож ни на один доселе виданный путешественником. Эти люди, оградив себя от остального мира глубоким рвом, наивно верят, что смогут уберечься от нечисти, не понимая, что она уже давно поселилась в их душах, и только ждет случая, чтобы вырваться наружу. Даже в страшном сне ученый-материалист не предполагал, что здесь ему уготована встреча с верным слугой дьявол
*

Вампиры в литературе

Фантастика появилась в тот момент, когда были отброшены верования прошлого. В конце XVIII в., когда уже больше не верили в вампиров, они стали появляться в литературе и изобразительном искусстве. Маркиза дю Деффан говорила, что она не верит в привидения, но боится их. Для многих это верно и по отношению к вампирам. С 1793 г. Гойя начал выпускать свою серию рисунков Капричос, кишащую различными монстрами. Они не существуют в этой реальности, они в нас самих, в глубине подсознания, и они выходят оттуда, как только наш разум засыпает.

Английские романтики второго поколения, с начала XIX в., проявляют живой интерес ко всему сверхъестественному. Именно в их поэмах вновь ожил вампир. Чаще всего это аллегорический вампиризм, который, по примеру “Леноры” Бюргера и “Коринфской невесты” Гете (см. раздел поэзии), придает смерти облик девушки или юноши, вернувшихся с того света. А посему объятия их смертельны…

Вампиризм становится у романтиков излюбленной метафорой смертельной страсти. Навеянные античными легендами или средневековыми балладами, соблазнители-вампиры романтической поэзии, такие, как Джеральдина из “Кристабель” Колриджа (1816), “Беспощадная Прекрасная Дама” (1818) и “Ламия” Китса уже являются образами женщины-вамп. И не столь важно для их создателей, пьют они кровь или нет: главное, они приносят смерть одновременно с наслаждением, а жертвы при этом безропотно принимают свою участь. Между вампиром и его жертвой возникает связь садо-мазохистского характера.

“Вампир” Полидори.
Вампир обрел новую жизнь в прозе в немалой степени благодаря Джону Уильяму Полидори (1795-1821). Полидори, истины ради надо заметить, сделал вампира героем своей одноименной новеллы волею случая. Все началось в июле 1816 г. в Женеве, где Полидори служил секретарем и личным врачом у Байрона. Байрон взялся писать на спор роман, герой которого, Даруелл, является вампиром. Произведение так и осталось неоконченным, но замысел его автора раскрыл Полидори, который в 1817 г. вернулся в Англию. Там, изменив имена персонажей, он начинает писать новеллу, навеянную неоконченным романом Байрона. Вампир Даруелл становится лордом Рутвеном, циничным и распущенным соблазнителем, который странным образом напоминает самого лорда Байрона. Новелла публикуется в апреле 1819 г. в New Monthly Magazine. Директор этого издания идет на обман и приписывает авторство Байрону. Благодаря этому принудительному покровительству, без которого несчастный Полидори, погрязший в долгах, вряд ли обошелся бы, новелла переиздается много раз, переводится на французский, затем переделывается в мелодраматическую пьесу. Имя Байрона принесло произведению Полидори известность, ему много подражали, и после него в Европе возникла новая мода - на вампиров.

Феноменальная мода на вампира в театре и в популярной литературе с 1850 г. постепенно сходит на нет. Новые произведения, отмеченные явной вторичностью, появляются все реже и реже. Художественный уровень их продолжает снижаться. В большинстве стран Европы читатели, в конце концов, устали от вампира. Исключение составляет лишь викторианская Англия, где пристрастие к фантастике и ужасам, напротив, возрастает. Увлечение британцев мрачным сверхъестественным имеет давнюю историю. Британские острова всегда были землей призраков. Индустриальная революция, как ни странно, лишь укрепила эту традицию. В викторианском обществе материализма и целомудрия, где основными ценностями являются труд, деньги и религия, фантастика служила лучшим способом ухода от прозаической действительности. Чтение мрачных историй, в которых подвергается осмеянию устоявшийся порядок вещей и ставится под вопрос традиционная мораль, стало чем-то вроде коллективной разрядки. Об этом с 1840 г. свидетельствует большой успех журнальчиков “penny dreadfuls”, публикующих бесконечные истории типа “Вампира Варни” (Это самый длинный роман на тему вампиризма, в нем 868 страниц и 220 глав. Авторство приписывается двум романистам - Томасу Прескету и Джеймсу Малколму Римеру).

Кармилла
В 1871 г. появляется “Кармилла” Джозефа Шеридана Ле Фаню. Роман с блеском возобновляет традиции вампиризма. Действие этого длинного повествования разворачивается в Штирии, которая является настоящей вотчиной вампиров; главная героиня, графиня Милларка фон Карнштайн (она же Кармилла), явственно напоминает небезызвестную графиню Батори. Ле Фаню делает из своей героини чувственное создание, с точки зрения викторианской морали воплотившее в себе абсолютное Зло. Кармилла, более чувственная, чем Кларимонда Готье, выбирает себе в жертвы только женщин. Двусмысленность отношений графини-вампира и рассказчицы Лауры (и это в стране, где однополая любовь считалась преступлением), фантастический характер повествования создают таинственно-тревожное настроение.

Дракула
Публикация в 1897 г. “Дракулы” Брема Стокера явилась важной вехой в истории отражения темы вампира в литературе: во-первых, в романе возобновлен готический дух XVIII в.; во-вторых, возвращено ортодоксальное представление о вампиризе и, наконец, в-третьих, создан настоящий, современный миф, существующий и в наши дни. Сам автор, без сомнения, был удивлен успеху своего произведения. Брем Стокер не был профессиональным писателем, а работал режиссером в театре Лицеум, под руководством своего друга Генри Ирвинга, и писательство считал развлечением. Лишь после закрытия театра в 1903 г. он всерьез занялся литературой, чтобы зарабатывать ею на жизнь. С раннего детства Стокер увлекался фантастическими историями и перечитал всю классику вампиризма. Желая, в свою очередь, написать нечто подобное, Стокер занялся изучением трансильванских легенд и документов о вампиризме, в частности проштудировал “The Land Beyond the Forest” (1888) Эмиля Жерара. Став членом тайного ордена


Не мертво то, что в вечности прибудет, со смертью времени и смерть умрет...
 
Форум » Литература » Хоррор-литература » Хоррор-литература
Страница 1 из 11
Поиск:
Copyright MyCorp © 2008 - 2017
Designed & Created by ALESSA